MosDay.ru - Московский День
 MosDay.ruНовости · Гид · Афиша · Форум · Камеры · Фото · Адреса · Карта 
МОСКВА / НОВОСТИ / 2016 / 12 / 01 / ЦАРЬ-РЫБА



 Фотографии

 Новости
 список всех
 страницы:
   1   2   3   4   5 
 картина дня
 свои
 топ - главное
 актуально
 теги
   ГИБДД
   ДТП
   Дети
   Дороги
   ЖКХ
   Закрытие метро
   История
   Камеры
   Культура
   МЦК
   Медицина
   Метро
   Мото
   Парковки
   Перекрытия
   Платная парковка
   Погода
   Пожары
   Полиция
   Преступность
   Приезжие
   Происшествия
   Транспорт
   Финансы
   Школа
   Экология
   все темы...
 Случилось в метро
 архив

 Web-камеры

 Справочник

 Афиша

 Карты

 Адреса

 Информация

 Форум




Rambler's Top100




Царь-рыба

06:03 01.12.2016 - YODDA

Продолжение историй о животных Максим Шмырев

Она почти ничего не помнила, не знала, только теплоту и синеву, движение воды и желтый свет, огромное пространство, которое вдруг сузилось, она била хвостом, пытаясь выбраться наружу. И тут в воду погрузились ладони; если бы она была опытнее, то могла бы представить, что это весла, но она никогда не видела весла, да и вообще почти ничего не видела: потому что щука была тогда маленьким щуренком, которого поднесли в деревянной бадье высокому человеку. Он стоял у берега реки, весь золотой - золотом сияла его одежда, и золото было в руке, когда он прикоснулся к маленькой щуке, которая трепетала в его ладонях, а потом вдруг притихла и тоже засияла золотым блеском - словно капля упала на нее и приросла к плавнику. Потом человек отпустил ее в реку, бережно положил в волну (так кладут в шкатулку монету), и щука пропала, словно канула на дно, только полетели брызги: там, где стоял высокий человек.

Река текла вдаль, мимо холмов, где поднимались стены белого города, уходили ввысь купола церквей. А внизу, в глубине, плавала щука. Она становилась все больше, словно обрастала всеми этими месяцами, чешуйчатой рябью волн, по которым скользили лучи августовского солнца, стоявшего вечером над лугами, и мелкие рыбешки выпрыгивали из воды - некоторым особенно везло, они прыгали высоко-высоко, до самого неба, преображались в звезды. Она вбирала в себя торжественную медлительность ноябрьских потоков, когда мороз шествует сквозь поля, и дым печных труб густеет в воздухе. Зимой она дремала подо льдом, сковавшим реку, и казалось, что это не река, а огромная белая щука лежит между берегов. А потом наступала весна, ледоход, звонили колокола. Щука ощущала этот гул, теплый весенний свет, и била хвостом по воде, ледяной крошке: часть движущегося весеннего праздника.

Иногда ей приходилось солоно, этой щуке: весной, после половодья, она осталась с сотней других рыб в пересыхающем озерке на заливных лугах, в мелеющей воде, и девушки ловили рыбу корзинами, смеялись и вскрикивали, когда их ног касалась холодная чешуя. Но вечером надвинулись тучи, начался ливень, который соединил озерцо с рекой, и по пузырящемуся мелководью в нее вернулась щука. Однажды ее вытащили сетью рыбаки, бросили на дно лодки, однако заметили что-то, перекрестились и опустили обратно: в осеннюю речную зыбь.

Щука ощущала всю эту реку, ее быстрые и медленные течения с кружащими водоворотами, с серебристыми стаями плотвы и сомами, которые затаились в глубоких омутах. Она видела, как через реку переправлялись военные отряды, как тяжело плыли кони, как зимой в полынью провалились сани, и лошадь отчаянно скребла копытами по льду. Она видела, как горел город, и на реку падали багровые отсветы; а ясным синим днем по берегу проходил монах, остановился, зачерпнул ладонью, и в этом месте вода долго светилась мягким золотым пламенем. Вокруг кружились рыбы, и щука не нападала на них: вплывала в круг и стояла в свете, теплоте. Она не могла осознать всего этого: таинственные рыбьи впечатления словно бы наматывались пряжью на веретено, в середине которого было золото, синева и сложенные ладони, отпустившие ее в эту жизнь.

Щука плавала вверх и вниз по реке, далеко-далеко, к истоку и дельте. Вверх по течению над рекой шумели сосны, медведь ловил рыбу; у берега стояла церковь, и ее отражение сливалось в воде с облаками. Вниз по течению река становилась шире, множество рыб кружилось в плавнях, и вдалеке слышался шум моря. Но всякий раз щука возвращалась обратно: к городу, заливным лугам, прибрежным камышам - на свою Родину.

Со временем город уменьшился, стал тихим и дремотным, и обмелевшей реке было широко прежнее русло. О былых временах рассказывали истории, сказки: как старый государь разгромил здесь вражеское войско, как рубился в первых рядах под развевающимся знаменем. Рассказывали о чудесном медведе в недалеких дремучих лесах, и чудо-рыбе в здешней реке. Говорили, что в крещенские морозы она выныривает из проруби и смотрит внимательным глазом: кто увидит ее, разбогатеет. Утверждали, что это царь-рыба, и у нее есть особая отметина. Ходили слухи, что ночью, на Пасху, когда звонят колокола, она бьет хвостом, и трещит подтаявший лед, идут по реке волны. Говорили, что царь-рыба может выполнить одно, самое главное, заветное желание, и счастлив будет тот человек, который сумеет попросить об этом царь-рыбу.

...Они скакали несколько дней, оторвались от преследования, но вокруг была только темнота и безвестность, редкие огни. В столице торжествовали предательство и измена, и эти несколько десятков человек были последним войском царства, печальным войском, и знамя поникло над их головами. Они спустились вниз к реке, князь спешился, зачерпул воду ладонью, она показалась ему очень теплой, эта вода, хотя дул холодный ветер, плыла ноябрьская листва. В его сердце была боль, но где-то в глубине - средоточии, где зарождается молитва - там золотым свечным огоньком разгоралась надежда. И князь увидел, что к нему движется волна.

Щука дремала, и ее колыхало течение, огромную щуку, древнюю рыбу. В полусне-полуяви скользили образы: бессчетные серебристые стаи, сомы в глубоких омутах, лошади, фыркающие, плывущие через реку, огни, дальний шум моря. Течение словно бы разматывало этот клубок памяти - до сини, ладоней, в которых она билась, сверкая золотым огоньком. И вдруг щука почувствовала, как теплеет вода: от того места, где стоял монах, идет жар, светится золото, мерцает синева, и вот - она уже не древняя царь-рыба, а маленький щуренок. Щука ударила хвостом, и волна понесла ее к берегу, где у воды стоял высокий человек.

Волна мягко легла у ног князя, отхлынула обратно, оставив на песке маленькое золотое кольцо. Он поднял его: это было кольцо его прадеда, с именем и датой: годом победы над врагом. Он посмотрел вокруг - на поля, за которыми теплели деревни, на стены белого города на холме, на реку, текущую с севера на юг по земле его предков. Мятущееся сердце успокоилось, забилось часто и ровно, расширилось - и в него вошла вся Родина. Князь взял знамя и пошел к городу. За его спиной шумели волны, и плеснула рыба - словно прыгнула вверх, высоко-высоко, маленькая щука.

Из города отряд вышел, увеличившись вдвое. Войско росло, к нему примыкали крестьяне с косами, цепами и топорами, подъезжали впомнившие свой долг служилые люди, присоединялись священники с иконами и крестами, мальчишки с самодельными копьями - вся земля следовала за высоким человеком, который шел впереди, со знаменем и золотым кольцом на руке. Предатели и враги оставили столицу, пытались дать бой под ее стенами, но их ряды таяли, как весенний снег, и текли мутными грязными потоками. Под колокольный звон государь вошел в столицу, и были солнце, и весна, и Пасха.

Через несколько месяцев, в конце лета, государь приехал в тихий белый город, вечером, в наплывающих сине-золотых сумерках, спустился к реке. В деревянной бадье ему принесли маленькую щуку. Он взял ее, прикрепил к плавнику кольцо, отпустил в реку: в дорожку августовского солнца.

/ Четверг, 1 декабря 2016 года /

теги:  Церковь  Пасха

ПРОСМОТРОВ: 23
  •  ВКонтакте 
  •  Facebook 










горячие темы 
Где в Москве отпраздновать личное событие?

В предверии Нового года

Что подарить брату на 30 лет?

Окна пластиковые или деревянные?

А вы пьете воду из-под крана?

Куда податься за мебелью?

Как выбрать салон красоты


 ГЛАВНАЯ · ФОТО · ГИД · КАРТА · НОВОСТИ · АФИША · АДРЕСА · ИНФО · КАМЕРЫ · ФОРУМ