MosDay.ru - Московский День
 MosDay.ruНовости · Гид · Афиша · Форум · Камеры · Фото · Адреса · Карта 
МОСКВА / НОВОСТИ / 2014 / 07 / 22 / ДМИТРИЙ ШПАРО - ПУТЕШЕСТВЕННИК ПО ЛЮБВИ, А НЕ ПО РАСЧЕТУ



 Фотографии

 Новости
 список всех
 страницы:
   1   2   3   4   5 
 картина дня
 свои
 топ - главное
 актуально
 теги
   Велосипеды
   Врачи
   ГИБДД
   ДТП
   Дети
   Дороги
   ЖКХ
   Закрытие метро
   Зарплаты
   История
   Камеры
   МЦК
   Метро
   Мотоциклы
   Моя Улица
   Новая Москва
   Парковки
   Перекрытия
   Платная парковка
   Погода
   Пожары
   Полиция
   Преступность
   Приезжие
   Происшествия
   Салют
   Снос домов
   Стритрейсеры
   Транспорт
   Школа
   Экология
   все темы...
 Случилось в метро
 архив

 Web-камеры

 Справочник

 Афиша

 Карты

 Адреса

 Информация

 Форум




Rambler's Top100




Дмитрий Шпаро - путешественник по любви, а не по расчету

11:13 22.07.2014 - МосПравда, Юлия НИКОЛЬСКАЯ

В гостях у главного редактора МП Шода Муладжанова на радио Московская правда в программе Актуальное интервью побывал Дмитрий Игоревич Шпаро - известный путешественник и писатель, чья экспедиция 1979 года первой в мире достигла Северного полюса на лыжах.

- Дима, мы не будем скрывать, что давно и хорошо знакомы, поэтому говорим на ты. Хочется для начала спросить тебя, как же так получилось, что, будучи человеком науки, ты превратился в совершенного гуманитария? Я имею в виду не только то, что ты хорошо пишешь, а также и то, что сами по себе путешествия все-таки ближе к гуманитарным дисциплинам.

- В советское время многие люди путешествовали. К походам меня приучили на мехмате. А математики на самом деле не технари, они - любители прекрасного, увлеченные совершенно особенной красотой своего предмета. На Северном полюсе, например, я ощущал ту же самую гармонию, что и в математике. И это не просто красивые слова. С другой стороны, я не отрицаю, что, окончи я физтех или любой другой факультет, жизнь моя, вероятно, сложилась бы точно так же.

- Наверное, это больше связано с личностью и характером...

- Скорее всего.

- Скажи, вот многие известные альпинисты-академики считали путешествия своим хобби, а для тебя это стало профессией. Заметил ли ты, когда произошел этот перелом?

- Да, я это отметил и зафиксировал. Дело в том, что после того, как мы дошли в 1979 году до Северного полюса и вернулись назад - я тогда был доцентом МИСиСа, - нас роскошно встретили. Ректор Полухин был страшно доволен, что его доцент возглавлял национальную экспедицию Советского Союза. Весь СССР тогда отнесся к этому событию с большой гордостью. После этого я продолжил работать в институте, где тогда ходила легенда, что Шпаро - самый строгий преподаватель. Но студенты меня любили, несмотря на то, что двойки я ставил беспощадно. В это же время арктические проекты наши росли, годы шли, и в какой-то момент я понял, что делиться между студентами и своим профессиональным предназначением крайне трудно. И чем дальше, тем сложнее. В какой-то момент передо мной встал выбор: после кандидатской диссертации защитить докторскую, из доцента стать профессором или продолжить быть путешественником. Тем более для последнего я к тому времени очень много сделал и очень много знал.

- А совмещать эти два занятия означало заниматься ими не в полную силу...

- Именно. Тогда мне предложили тридцать процентов рабочего времени проводить на кафедре, а остальное посвятить путешествиям. Уже тогда все понимали, что они для меня стали не просто хобби. Ну и когда мы в 88-м прошли в составе советско-канадской экспедиции так называемый Полярный мост: СССР - Северный полюс - Канада, я понял, что с математикой нужно завязывать. В 89-м году мы учредили наш Клуб Приключение, который в настоящее время является фондом.

- Получается, твой клуб существует уже 25 лет. У него есть имя и авторитет, но, кроме того, на мой взгляд, он обладает особым подходом, видимо, потому, что ты занимаешься путешествиями по любви, а не по расчету. Многие в твои летние лагеря, благодаря их особому духу, стремятся отправить своих детей.

Ты первый посмотрел не проюлему мнвалидов с другой стороны. Не просто протянул им руку помощи, но и показал, что ничего ужасного здесь нет, и они вполне могут покорить Килиманджаро, совершить на колясках длинное путешествие, и все будет нормально. Откуда эта идея?

- Это легко объяснить. В советское время эти люди были несчастны не потому, что они инвалиды, а потому что попали в общество, которое их стеснялось. Многое из того отношения унаследовала и современная Россия. Конечно, инвалиду, возможности которого ограничены, нужно гораздо больше, чем обычному человеку, но в то же время он должен оставаться свободным человеком и уметь рассчитывать на себя. Основной тезис таков: главное не то, что человек не может, а то, что он в состоянии сделать. И, исходя из этого, получается, что к нему также можно предъявлять все те же требования, что мы предъявляем к здоровому человеку: он должен получать образование, работать, зарабатывать деньги, помогать своим родственникам. Должен в пределах собственных возможностей, ограниченных его заболеванием.

- Я помню, когда ты с ребятами-инвалидами вернулся из одной из первых твоих экспедиций, я спросил одного парня, что же его больше всего поразило в общении с тобой. И он ответил, что его всегда все жалели, относились бережно, а тут он вдруг оказался наравне со всеми.

- Экспедиция есть экспедиция. Я так же требовательно отношусь к тем, кто сидит на инвалидных колясках, так и к тем, кто идет своими ногами. Ты в команде, а значит, должен работать. Не должно быть никакой жалости!

- А эти проекты, связанные с инвалидами, в твоем личном восприятии мира что-нибудь изменили?

- Это философский вопрос. Мне кажется, что тут должна идти речь о том, что каждый человек должен себя в чем-то реализовывать, независимо от внешних обстоятельств. Надо каждому давать шанс. Если говорить о детях, то в наш лагерь мы часто набираем детей из коррекционных школ - слабослышащих, с повреждением опорно-двигательного аппарата, незрячих и т. д. В соответствии с их возможностями мы разрабатываем для них путешествия, откуда дети возвращаются преисполненными счастья, обновленными! Они остаются страшно довольными собой, потому что вроде бы ничего подобного им не светило.

- Скажи, а есть ли у вас в лагере практика, когда здоровые ребята собираются вместе с ребятами с ограниченными возможностями?

- Конечно, потому что так или иначе все дети в лагере перемешиваются. Вот у нас работают 70 инструкторов, и все они владеют языком жестов, хотя в профессиональные обязанности это не входит. Просто в процессе общения с ребятами научились.

- Дим, я не случайно спросил. В этой же самой студии некоторое время назад я разговаривал с дочерью Юлиана Семенова Ольгой Семеновой, которая живет в Париже. И она как раз говорила о настоящей безбарьерной среде не на словах, а на деле, когда в частности в школах французских специально совмещают здоровых ребят и тех, чьи возможности ограничены, чтобы первые привыкали общаться с ними.

- Это крайне важно, и я даже немного завидую порядкам в европейских странах. Потому что проблема антагонизма между здоровыми и инвалидами должна быть ликвидирована. Причем лучше, чтобы этот процесс был уничтожен в самом зародыше - на уровне школы. А пребывание в нашем лагере как раз и позволяет достичь этого самого эффекта, что и во французских школах.

Другая сторона наших путешествий - это взаимодействие детей и природы. Мы в Москве все-таки не очень приучены к тому, чтобы правильно вести себя по отношению к окружающей среде. Дети, когда они возвращаются из лагеря, начинают и в городе вести себя совершенно иначе и даже одергивают своих родителей, если те делают неправильные вещи.

- Раз так, то почему не сделать следующий логический шаг и не организовать путешествие для семей?

- Такая мысль есть. Вообще наш лагерь всегда был ориентирован на самый, пожалуй, сложный период взросления детей - от 13 до 17 лет. Но три года назад мы запустили новую программу, рассчитанную для тех, чей возраст от 8 до 12 лет. Сначала поехали двадцать детишек, потом сто, в этом году уже намного больше. И очень многие родители хотят отправить своих чад в Карелию, где, между прочим, даже сейчас довольно холодно. Там наши маленькие герои путешествуют в рамках своей тоже маленькой, но не менее героической программы. Отправить их вместе с родителями сложнее, потому что в лагере идет развивающий процесс, и как только мы возьмем с собой родителей, он пойдет прахом. Они не дадут нам делать то, что нам нужно. В то же время польза от путешествий родителей с детьми, конечно, была бы. Не знаю пока, что делать с этим взаимным противоречием...

- А взрослые люди, горящие желанием совершить не просто дилетантский поход, а нечто по-настоящему интересное, не пытаются тебя подвигнуть на что-то подобное?

- Да, у нас бывают такие путешествия, но с каждым годом все меньше и меньше, потому что работа с инвалидами поглощает большую часть времени. Кроме того, у Клуба же еще существуют суперпроекты. Например, сейчас, получив поддержку В. В. Путина, мы готовим совершенно колоссальное путешествие трех лыжников, один из которых сидит в инвалидной коляске. Они пройдут путь от побережья до Северного полюса.

- И когда начнется этот поход?

- С этого ноября по январь следующего года.

- А может там возникнуть проблема трещин, которые существуют на Северном полюсе?

- Это материк, покрытый очень толстым ледником. И в некоторых местах, где ледник преодолевает изгибы коренной породы, разломы могут быть, потому что под толщей льда все-таки находится земля, на которой есть горы и скалы.

- Мне кажется, что экспедиция такого рода может сравниться с космическим полетом. Мало того, что и здоровье нужно иметь отменное, характер волевой, пройти психологическую подготовку. Ну и коллектив должен быть сплоченный.

- Вот семь лет подряд в апреле мы организуем молодежные экспедиции к Северному полюсу, куда я тебя постоянно зову, но ты отказываешься...

- Ты знаешь, с одной стороны бывают всякие житейские трудности, а с другой мне Северный полюс представляется таким загадочным местом, что даже не хотелось бы это представление развенчивать.

- Я не первый раз слышу подобные слова. Очень многие не хотят ехать туда по той же самой причине. Я это чувствую и понимаю. Но вот в апреле этого года к нашей экспедиции несколько неожиданно для меня подключился Павел Астахов, который предложил нам в этот раз отобрать детей от 16 до 18 лет с трудной судьбой. И получилось! Причем сначала нас поругивали, мол, нашим детдомовцам и без того достается, а вы еще их тянете на Северный полюс. Но вышло все с точностью до наоборот. Среди нас были два глухих ребенка, были воспитанники детдомов, дети из приемных семей. За свою пока еще недолгую жизнь они успели пережить множество трудностей, но, покоряя Северный полюс, они были счастливы!

- Очевидно, что тема полюсов для тебя является генеральной, но были же проекты, связанные с Мак-Кинли, с Килиманджаро. Не собираешься продолжить горную тематику?

- На самом деле эти два направления нельзя разделять, они во многом сходны друг с другом.

- Вот ты много интересного рассказывал про клуб, но я не могу не затронуть еще одну тему, которая связана с Московской правдой - яхта Апостол Андрей. МП участвовала в этом успешном проекте. А где сейчас эта яхта?

- Она сейчас в Санкт-Петербурге, где заканчивают ее ремонт. И в этом году опять пойдет на Север по пути Святой Анны. Вообще я мечтаю сделать из нее музей.

- Да, это было бы замечательно, и Московская правда обязательно в этом поучаствовала бы.

Полностью эту беседу вы можете услышать на интернет-радио Московской правды, видеоверсию смотрите на канале YouTube МП.

/ вторник, 22 июля 2014 года /

ПРОСМОТРОВ: 155
  •  ВКонтакте 
  •  Facebook 










горячие темы 
Новость дня

История: Большая Пироговская улица: Склифосовскому памятник

Сдача своего авто в посуточную аренду

Сервисы доставки еды: какой выбрать?

Зарплаты в Москве

Иммиграция

Как разнообразить семейную жизнь? Дайте совет


 ГЛАВНАЯ · ФОТО · ГИД · КАРТА · НОВОСТИ · АФИША · АДРЕСА · ИНФО · КАМЕРЫ · ФОРУМ