MosDay.ru - Московский День
 MosDay.ruНовости · Гид · Афиша · Форум · Камеры · Фото · Адреса · Карта 
МОСКВА / НОВОСТИ / 2012 / 10 / 28 / СИДОРОВ, ПАСТУХ



 Фотографии

 Новости
 список всех
 страницы:
   1   2   3   4   5 
 картина дня
 свои
 топ - главное
 актуально
 теги
   ГИБДД
   ДТП
   Дети
   Дороги
   ЖКХ
   Закрытие метро
   История
   Камеры
   Культура
   МЦК
   Медицина
   Метро
   Мото
   Парковки
   Перекрытия
   Платная парковка
   Погода
   Пожары
   Полиция
   Преступность
   Приезжие
   Происшествия
   Транспорт
   Финансы
   Школа
   Экология
   все темы...
 Случилось в метро
 архив

 Web-камеры

 Справочник

 Афиша

 Карты

 Адреса

 Информация

 Форум




Rambler's Top100




Сидоров, пастух

22:32 28.10.2012 - Вечерняя Москва

Корреспондент ВМ поработал в подмосковной деревне и проверил, как работает "молочный конвейер".

Норма потребления молока - 330 кг на человека в год. Реально мы пьем - 260 кг. Его поставки регулируют 74 соглашения правительства города.

Наша газета решила проверить, как работает "молочный конвейер", и опробовать на себе самые древние русские кормящие профессии, для чего направила в деревню своего обозревателя Анатолия Сидорова, потомственного пастуха, дипломированного механизатора и бывшего корреспондента газеты Сельская жизнь. Пусть встанет с зарею у первой деревенской хаты, увидит просыпающуюся к трудовому дню сельскую общественность, соберет стадо коров, проводит его за околицу и попасет денек-другой. Ощутит, так сказать, вкус настоящей, честно заработанной горбушки хлеба с солью.

Вместо эпиграфа

Филя любит скотину,

Ест любую еду,

Филя ходит в долину,

Филя дует в дуду!

Мир такой справедливый,

Даже нечего крыть...

- Филя, что молчаливый?

- А о чем говорить?

Николай Рубцов, Добрый Филя

Идиллия под лупой

Две недели (!) шарил я по Подмосковью в поисках натурального сельского стада. Организаторы сельхозпроизводства Шаховского, Луховицкого, Дмитровского, других районов со вздохом разводили руками, твердили одно и то же: "Редкие коллективные, фермерские стада уже в стойле до весны, а частника нет - вымер как класс". Но я же помню, что ни одна деревня в старые добрые времена не прекращала пасти скот до самого первого снега (а иногда и по снежку, который к обеду растаивал). Это был совершенно хозяйственный, рачительный подход к делу - не тратить драгоценное сено до тех пор, пока в лугах есть хоть какая-то трава. Ведь накосить, насушить, складировать 2,5- 3 тонны сена на одну корову (столько надо ей, кормилице, на весь стойловый период) - великий труд. В пору сенокоса от такой работы на крестьянских плечах, как говаривал мой отец, "сгнивали от пота по три рубахи". Потому пасли стадо до последнего погожего осеннего денька. А тут - аномалия безхозяйственности: на дворе теплынь, а скотина в загоне навоз топчет!

- Пастухи нынче дорого стоят, потому больше двух коровок и не держим, - сказала мне матушка Фаина, настоятельница одного из подмосковных монастырей, куда я обратился в надежде хоть у хозяйственных монахов найти такую драгоценность, как личная корова. - Поэтому справляемся послушанием двух сестер.

Короче, нет в Подмосковье личных коров, расточились, как говорят монахи. Пришлось, как всегда в трудные моменты, задействовать старых друзей-подпасков, поднаторевших в детстве на утренних зорьках (подъем в половине четвертого), - Вовку Дюдина, Олега Васильева, Мишку Башева, в прошлом матерых ковбоев, крупнейших специалистов по укрощению норовистых телочек и упрямых бычков. Наконец, когда до Покрова осталась горсть теплых деньков, прорезался Мишка Башев из Озерского района Подмосковья: - Приезжай, нашел я тебе мужика с коровами. Их у него штук пятнадцать вместе с телятами. Таможня (это его супруга) дала добро на допуск тебя к стаду.

- Так я же и кнут держать разучился. Мне б рядом с одной буренкой постоять! - взмолился я, умеренно радуясь возможности исполнить очередное послушание, наложенное на меня главным редактором.

- Подстрахую, - ободрил Мишка.

Самобичевание в Озерах

Ивана Малясина, настоящего крестьянина из деревни со странным названием Белоколодезский участок, мы дома, естественно, не застали (для настоящего сельчанина семь утра - разгар рабочего дня).

Сосед сказал: "В Озерах они, молоко повезли". Я обрадовался: заодно посмотрю, как на молокоприемном пункте (были такие прежде при каждом сельсовете) молоко с крестьянских подворий принимают, жирность определяют, по сортности в бидоны разливают. Не вышло - нет теперь в экономической природе российской деревни прежнего молочного конвейера от подворья до молокозавода. Потому как нет самого главного - производителя молока, то есть коровы. Поэтому Ивана с его супругой Ириной мы встретили в центре города, в самом оживленном месте - недалеко от здания городской администрации. Притаившись за киоском с пивом и прочей синтетической снедью, они торговали молоком, творогом, сметаной и яйцами прямо на асфальте, расположившись на ящичке.

- Куда ж вы запропастились?! - упрекнула Ивана Ивановича пожилая озерчанка. - Я у другой тетки молоко купила, а привыкла к твоему.

- Так полиция гоняет, - буркнул мой будущий работодатель - эксплуататор столичных инвалидов умственного труда. - На рынок гонят, а там ни одного человека нет. День простоишь впустую. А тут - разбор хороший. Чего меня бояться? У меня все коровы привитые, сертификаты есть.

- Ты зачем нас фотографируешь? - подозрительно спросила меня Ирина.

- На память, - ответил я, пряча фотоаппарат.

Неловким получилось первое знакомство с работодателями.

Побаивается народ местную власть. У нее все по закону да по положению, но без учета крестьянского интереса. Сходил я потом на тот рынок на городских задворках, куда Ивана гонят продавать сельхозпродукцию: две бабки с цветочной рассадой, тетка с полторашкой козьего молока за 120 рублей да тряпичники с китайским ширпотребом - и ни одного покупателя! А ведь торговое место всегда было самым бойким в любом селении. В общем, не стали мы смущать Ивана с Ириной своей цивильностью и отправились с Мишкой готовить меня к пастьбе скота.

Резиновые сапоги ("прохоря"), которые Мишка вытащил из недр своего уазика типа козел дореволюционного года выпуска, немножко жали мне в подмышках, но зато спасали от буйного репейника и крапивы, захвативших давно некошеный луг за околицей деревни. В детстве, будучи подпасками, мы лепили из репейников ордена и вешали себе на грудь. Смотрелось клево.

Но даже такие награды мне еще предстояло заслужить. Поэтому защита от репейников пришлась как нельзя кстати.

Камуфляжную кепку Мишка царским жестом снял прямо со своей головы: "Носи!" Мои уши возмутились было повышенной нагрузкой, но почувствовав леденящий осенний холодок, сникли и покорились. Дело осталось за кнутом.

Миша исчез в зарослях деревенской улицы и долго не появлялся. Но вернулся с достойным экземпляром настоящего бича, с хорошей ореховой рукоятью, кожаным плетеным началом и семиметровым хлыстом. Конечно, он выглядел лишь бледной тенью кнута дяди Васи Косого (кличка), с которым я прошагал всю свою пастушескую юность. Тот легендарный бич напоминал видом и размером сказочного удава Каа и имел на конце семь свинцовых напаек.

Не для укрощения коров, конечно (коров, особенно молочных, категорически, строжайше запрещается не то что бить, а даже пугать кнутом - молоко может исчезнуть).

Тем бичом за неимением сторожевых собак дядя Вася охранял стадо от разного рода хулиганов, иногда появлявшихся в лугах. Один такой прибыл под хмельком на мопеде, долго гонялся на нем за коровами, а в ответ на замечание пастуха… дал ему по морде. Дядя Вася отпустил хулигана ровно на то расстояние, когда бич достает цели только своими кончиками, и пустил своего удава к цели. Парень взвыл и, обгоняя мопед, мгновенно исчез в зарослях ивняка. В последующие годы к нашему стаду никто не посмел приблизиться.

Вспомнились мне молодые годы, раззуделось плечо, размахнулась рука и… острая боль пронзила меня чуть ниже поясницы. Мой помощник описал в воздухе изрядную дугу и выбрал своей целью мою пятую точку. Цель возмутилась.

Лишь с пятого раза, запутавшись вокруг моей талии, пройдясь вихрем вокруг колен, бич соизволил лениво, но без знаменитого хлопка растянуться во всю длину. На этом самобичевание закончилось. Благо приехал из райцентра Иван и столкнул стадо из сарая прямо мне под ноги - паси, мол, раз нанялся. Ирина, супруга его, даже не взглянула на новоявленного помощника - приехали из города дети, привезли внука, и ей было не до практикантов. Тем более что половину утреннего надоя распродать не удалось, и надо было срочно перерабатывать молоко в сметану, творог, сливки.

С Белкой на стрелке

Ее я вычислил сразу: самая крупная в стаде, величавая, с чувством собственного достоинства, она не выбежала, а выплыла на луг. Не поспешила щипать первую попавшуюся отаву. Окинула простор хозяйским глазом и, пропустив вперед телочек-торопыг, плавно пошла к пригорку, где среди сочной зелени проглядывали кустики дикой клубники, луговых цветов. Настоящая корова, как и коза, не жрет что попало, а выбирает лучший корм. Иначе она не даст в сутки 15-20 литров молока, треть которого - чистые сливки! Белка (главная корова Иванова стада, его лидер) дает именно по столько ежесуточно. Втроем (у Ивана три дойных коровы) буренки сейчас сцеживают 60 литров парного эликсира ежесуточно, а летом - 80-90. При жирности 5-6 процентов.

К такой корове не с кнутом надо подходить. Поэтому я достал из кармана горбушку черного хлеба с солью (мама в детстве учила так знакомиться с коровами), припасенную заранее, и придвинулся к "царице лугов". Белка презент сразу не приняла. Обнюхала от колен до плеча, пыхнула влажным паром в ухо, отвернулась, словно взвешивая мои какие-то, только ей понятные данные, и только потом вежливо потянулась к горбушке. Но продолжать дальнейшие выяснения отношений не стала, а приступила к своим прямым обязанностям - кормлению, исчезнув в зарослях репейника. Оглянулся я - а стадо исчезло. Вот так пастух! Кинулся в репейник - непролазен. Полез в ивняк - непроходим. Там болотце какое-то. Господи, куда ж они делись?! И Белка-то где?! Только что рядом стояла! Выбежал на косогор: фу-у, вон они, миленькие, все вокруг моей коноводки за ивовой куртиной пасутся. Далее я уже с них глаз не спускал. Но километров с десяток к вечеру набегал.

А вот домой стадо гнать не пришлось. Едва Иван в далеком стойле кашлянул, моих коров словно ветром сдуло.

- Так я их и комбикормом, и картошечкой теплой угощу, - посмеивается Малясин. - Как там говорится: не гони коня кнутом, а гони коня овсом. Коров содержать тяжело. А тут с десяти литров молока - литр такой сметаны, что ложка в ней стоит. Конечно, приходится все - сено, комбикорма, лекарства - покупать.

Сам пою, сам дою, сам пасу свою копилку. Что поделаешь - другой работы у нас нет.

Экономика должна быть… экономной

Оказывается, сено на зиму Малясин самостоятельно давно не заготавливает. Покупает его у специализированных бригад, в тюках весом в 250-350 килограммов каждый. Стоит такой тюк от одной до полутора тысяч рублей. Комбикорм в мешках по 35-40 килограммов каждый тоже покупает по 500 рублей за штуку. Сено даже не складирует в сеннике - завозит по надобности.

- Когда было в хозяйстве всего две коровы, то для них накашивал сам, - рассказывает Иван Иванович. - Пять тонн сена еще мог заготовить. А на полтора десятка голов накосить сил не хватит. Закупаю на зиму до 60 тюков.

Летом Малясина с кормами выручает, как это ни прискорбно звучит, отсутствие конкуренции. По всей округе на десятки километров от деревни ни единой коровы нет.

Луга пустые. Паси сколько хочешь. Это раньше, когда в каждом селении было по 30-100 голов скота, боролись за каждый клок сена, за всякую луговинку с травой спорили, а иногда и дрались. Боялись, чтобы сельское стадо на колхозные зеленя не зашло, озимые не попортило. Сейчас желающему жить натуральным хозяйством - вольная воля.

- Экономия происходит только за счет собственного хребта, - рассказывает Иван. - Пасу скот сам (пастуху надо платить минимум тысяч пять в месяц, да кормить, да одеждой-ночлегом обеспечивать), кормлю и убираю в стойлах тоже сам. Дою самостоятельно. Купил за 30 тысяч четырехсосковый доильный аппарат и не знаю с ним никаких проблем.

Перегонкой молока Ирина, супруга, занимается. Она же и масло сбивает на электрической маслобойке. Так и живем.

Лучше время для малясинского подворья - лето. По деревням поселяются московские дачники и парное молоко (оно бывает таковым только в первые 2-3 часа после дойки, сохраняет все свои целебные свойства разлетается по 100 рублей за трехлитровую банку. Сметана, творог, яички тоже не залеживаются. После отъезда дачников в торговле наступает спад, так как бороться единоличнику трудно с государственной системой организации местного рынка. Выручает опять-таки население окрестных деревень, не забывшее вкус настоящего молока.

Уходящая натура

Первыми на утренней дойке оказались мои коты. Белка, опорожнив вымя, загадочно посмотрела на меня и отправилась в луга. В низинке, за ивовым кустом, мы с ней сошлись и обменялись любезностями: я - хлебом с солью, она - снисходительным взглядом.

Выпас прошел спокойно, за исключением того, что юный бычок Миша вдруг начал проявлять нездоровый интерес к одной из юных телочек. Для остужения его вневременной страсти пришлось применить бич.

Миша девушку больше не беспокоил. В полдень Иван критически осмотрел мою помятую внешность и участливо изрек: "Каждый должен заниматься своим делом". На том мой поход "в народ" закончился.

Кстати

Доля молочной продукции, ввозимой из дальнего зарубежья, составляет в Москве 40 процентов. Эксперты отмечают, что после вступления в ВТО доля импортной молочной продукции вполне может вырасти еще на 10 процентов.

Любимая пища жителей столицы через призму статистики

Правительство города делает все, чтобы увеличить поступление молочных продуктов на наши столы: открывает новые молочные магазины, способствует углубленной переработке молока, чтобы получить новые его разновидности, расширяет свое участие в регионах традиционного животноводства за счет специальной программы. Между правительством Москвы и администрациями регионов России подписано 74 соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве. При этом столица жестко зависит от поставок сельскохозяйственного сырья и продовольствия из регионов России (70,2 процента), из-за рубежа (25,3 процента) и ближнего зарубежья (4,5 процента). Там картина с производством молока далеко не самая радужная.

Молочные реки Подмосковья текут по новым руслам

Татьяна Алимова, заместитель начальника отдела сельского хозяйства администрации Озерского муниципального района

Сегодня в районе в личном пользовании 188 голов крупного рогатого скота (дойных коров - 142).Фермерство бесперспективно. Жилья, новых дорог, культурных центров не строят - значит, молодежь за это дело не возьмется. Конечно, жаль, что нет теперь в продаже настоящего парного молока. Однако сельхозпроизводство развивается по нарастающей за счет крупных агрохолдингов. У них постоянный, на полтора года рассчитанный запас кормов. На их фермах такая чистота, какая не у каждой хозяйки дома. Коровы отдыхают на зеленых ковриках, под музыку. Навоз убирают немедленно. Их коровы - настоящие фабрики молока! Сравните: в 1986 году 7600 голов дойного стада района производили 26 тысяч тонн молока в год - по 3,5 тонны от коровы. Сейчас 3200 коров дают 20 тысяч тонн молока, по 6,4-7,2 тонны от каждой. То есть сегодня на территории района берут начало настоящие молочные реки.

Полезнее продукта природа не придумала

В молоке есть все необходимые человеку питательные вещества. Белки в нем более полноценные, чем в мясе и рыбе. Они содержат 20 аминокислот, в том числе 8 незаменимых для человека. Недостаток хотя бы одной приводит к нарушению обмена веществ.

- Молочный жир содержит все 40 известных науке насыщенных и ненасыщенных жирных кислот.

- Молочный сахар, лактоза, - мощный стимулятор нервной системы, профилактическое средство против развития сердечно-сосудистых заболеваний.

- В парном молоке растворены неорганические соли кальция, калия, натрия, магния, железа, лимонной, фосфорной, соляной и других кислот, а также кобальт, медь, цинк, марганец, фтор, бром, йод, мышьяк, кремний, бор, ванадий. Оно содержит свыше 30 витаминов, в том числе K, который отвечает за свертываемость крови и в других животных жирах отсутствует. Но надо знать, что парное молоко обладает бактерицидными свойствами только в течение 3-4 часов после дойки.

Об авторе

Анатолий Сидоров, родился в деревне Даньшино Задонского района Липецкой области. После окончания Гнилушинской восьмилетней школы поступил в Задонский техникум (ныне колледж) механизации и электрификации сельского хозяйства на отделение механизации.

До службы на атомных подводных лодках Северного флота успел поработать подпаском, пастухом, слесарем-монтажником птицеферм, токарем, трактористом, сварщиком. После службы в ВМФ окончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, специализируясь на аграрной тематике, и потом 15 лет работал в газете Сельская жизнь, а потом занимался освещением социальных проблем в Парламентской газете и Труде.

С 2006 года Анатолий Сидоров ведет в нашей газете коммунальную тематику, отвечая москвичам на самые острые вопросы в рубрике "Спросите Никитича".

/ Воскресенье, 28 октября 2012 года /

теги:  Полиция  Дети

ПРОСМОТРОВ: 149
  •  ВКонтакте 
  •  Facebook 










горячие темы 
Московские автобусы стали ездить, как черепахи

Новость дня

Новый Год 2017

Что подарить брату на 30 лет?

Первый раз в первый класс

Новый Год 2015

Выбор юриста в Москве


 ГЛАВНАЯ · ФОТО · ГИД · КАРТА · НОВОСТИ · АФИША · АДРЕСА · ИНФО · КАМЕРЫ · ФОРУМ